БЛОК2СТАТЬИ

Пластика или фантастика?

Недавно Минздрав назвал самые популярные пластические операции в нашей стране: изменение формы век и разреза глаз, увеличение груди. В целом в России ежегодно проводится более 150 тысяч эстетических вмешательств. Но до сих пор эта востребованная отрасль медицины овеяна мифами, «страшилками» и предрассудками. Прокомментировать самые популярные мы попросили пластического хирурга Алексея Литвина.

— Тех, кто решился на пластические операции, почему-то принято обвинять в духе: «а грудь-то не настоящая!». Чтобы убедиться, достаточно почитать комментарии под фото звезд в социальных сетях. Потому и считается, что пластика — это только про красоту. Так ли это?

— Конечно нет, и начиналось всё не с этого. Нужно чётко разделять пластическую и эстетическую хирургию. И задачи перед специалистами стоят разные. Пластическая хирургия занимается, например, устранением посттравматических деформаций. Страшное слово «контрактура» — это когда рука не разгибается, её держат рубцы. Это не вопрос красоты — вопрос функциональности. Хотя, конечно, в практике российских пластических хирургов доминируют эстетические вмешательства.

О возрасте и комплексах

— Правда ли, что пластические операции — удел людей в возрасте?

— В любом возрасте надо найти порядочного хирурга, прийти к нему и проконсультироваться. Есть операции, которые делают перед школой. Например, устранение лопоухости. Дети — народ жестокий, задразнят — мама не горюй. Или пластика носа — сломанного или на полголовы. Ну и зачем ждать зрелого возраста? Тем более тогда и хрящи становятся как фанера, и кости более ломкие. Или достались милой девушке — от папы или мамы — мешки под глазами. Вид такой, будто ведет асоциальный образ жизни. Чего страдать? Пока кожа молодая, подобные вмешательства проходят даже без разреза.

— Но здесь вопрос, скорее, про омолаживающие операции…

— Омолаживающие — это что-то из «Конька-Горбунка». С возрастными изменениями совершенно другая история. Вот вам, скажем, тридцать. Вы родили-кормили и остались с двумя непонятными субстанциями вместо груди. Для кого-то и так сойдет, а кому-то важно прогуливаться по пляжу с расправленными плечами и не прятаться всю жизнь в пуш-ап.

Другая сторона той же пластики молочных желез — огромная грудь. И не обязательно они достались человеку титанических размеров. У многих и комплексы соразмерные, да и физически очень сложно, когда каждая железа — по 5 кг.

— По большому счету, даже опущенные веки портят не только внешность, но и качество жизни…

— Пациенты с пластикой верхних век делятся на две категории — либо им не нравится внешний вид, либо дефект мешает со страшной силой. Вплоть до того, что веки закрывают поле зрения. В странах побогаче такие операции вообще делаются по страховке.

Принять на грудь

— Про грудь много вопросов: а может ли имплант лопнуть или взорваться? А кормить грудью можно? А с парашютом прыгать?

— Сломать можно все что угодно. Имплант не исключение. Но если мужчина моего веса станет на имплант, с ним ничего не случится. Механическое повреждение, конечно, возможно. При этом иплант останется на месте, гель не вытечет, но придется решать проблемы с ранением…

Ограничения, связанные с имплантами, приходится терпеть в послеоперационный ранний период. А потом — хоть с парашютом, хоть на кросс. Что касается кормления, большинство операций, за редким исключением, проводятся по органосохраняющей технологии. Кормите себе на здоровье. А лактационные маститы возможны как с операцией, так и без.

— А правда ли, что после липосакции жир не возвращается?

— Действительно, мы удаляем пару миллионов клеток и меняем пропорции фигуры. Вы продолжаете жить в новом контуре, а вот уже следить за весом — ответственность пользователя. Будете налегать на булочки, станете пышкой. Только с талией.

— Какие заблуждения о пластической хирургии вы бы отметили?

— Сейчас принято говорить — «бесшовная хирургия». Многие ассоциируют шов с рубцом и думают, что на теле совсем не останется следов. Шов — это нить. Современная медицина позволяет зашивать ткани внутрикожно, и на коже ниток действительно нет. А вот хирургия без разрезов — миф.

И реабилитация после многих операций дольше, чем хочется. От 4-5 месяцев на лице и от полугода до года — на молочной железе. Так уж устроен наш организм.

«Никогда не оперируй дурнушек»

— Вы работаете со звездными пациентами. Пожелания медийных персон и не публичных людей отличаются?

— Когда медийные персоны приходят к врачу, расколдовываются очень быстро. А желания у всех людей одинаковые — быть счастливыми.

— Все-таки для актрисы это профессиональное: быть молодой и красивой в кадре…

— Для этого надо вести здоровый образ жизни, правильно питаться, высыпаться, ходить к косметологу регулярно, а уж потом…

Люди хотят пойти к пластическому хирургу и помолодеть на 20 лет. Я таких случаев не знаю.

— Бывает, что люди просят сделать их похожими на кумиров?

— Были случаи, в основном приносят снимки Мэрилин Монро и еще пары персонажей. Это невозможно, как и объяснить пациенту — почему. Они ходят по докторам, пока не найдут того, кто согласится. И уже потом начинаются истерики, страдания, разочарования.

— Таких фриков много?

— К счастью, нет. 99% — совершенно нормальные работающие женщины. А пациентов с психическими отклонениями каждый пластический хирург должен отфильтровывать на первой же консультации.

Еще одним принципом могу поделиться. Это совет, который дал мне один известный испанский врач в начале моей карьеры: «Дорогой Алексей, никогда не оперируй дурнушек. Оперируй только красавиц». «Как же так?» — удивился я. А он пояснил: «Любая женщина хочет быть красавицей, и это её право. Но сделав подтяжку лица и пластику век, она останется такой же дурнушкой, но будет выглядеть моложе».

Вообще красота — это все относительно. Разве портит Ахматову ее чудесный горбатый нос? А Марлен Дитрих всю жизнь страдала: у нее практически не было груди. Воспоминания можно почитать, это отравляло ей жизнь. Возможно, будь тогда пластические операции, у нее бы не были такие грустные глаза.